До сих пор ни одного кандидата «от народа» сегодня нет

Политика

Валерий Соловей: Я знаю, что Путин уходит !

В интервью радиостанции «Эхо Москвы» политолог Валерий Соловей, известный его осведомленностью о происходящем за стенами Кремля, заявил: «Я знаю, что Путин уходит. Зацементированное российское пространство начинает крошиться. И будет крошиться быстрее или решительнее, чем в Беларуси сейчас».

На вопрос, заставят ли уйти Путина или это его выбор, Соловей ответил: «Вы знаете, судьба нас толкает порой в такие условия, когда других решений не остается. Судьба неумолима. Обстоятельства, с которыми он столкнулся. Кстати об этом знают на Западе. Поэтому одна из причин, по которой Германия не хочет форсировать санкции. Она рассчитывает иметь дело с новым правительством РФ».

Соловей заявил, что индикатором его версии является и резкое снижение числа людей, с которыми контактирует Путин. При этом он опроверг предположение, что причины этого кроются в эпидемиологической безопасности, которой придерживается Путин в условиях коронавируса.  Соловей связывает это с тем, что «чем меньше людей увидит – тем лучше».

Почему? «Чтобы не возникали такие мысли, которые мы сейчас обсуждаем. Потому что у нас многие хотели бы так подумать, но не решаются себе в этом признаться. Люди суеверны, они боятся обмануть судьбу».

«Владимиру Владимировичу очень не нравится, что у Мишустина прозвище «Хрущ». По аналогии с Хрущевым. Я думаю понятно, какие исторические реминисценции это прозвище вызывает. Поверьте, это совсем не случайность. Там целая историческая аналогия уже выстроена теми людьми, которые поддерживают Мишустина».

По мнению Соловья,  в России идет напряженная борьба за право стать преемником и это «не схватка бульдогов под коврами, а грызня».

«Мишустин считается одним из преемников. Для высшей группы российской элиты он является самым оптимальным преемником. И этот вопрос должен перейти в практическую плоскость довольно скоро».

Читать:   Белоруски узнали соперниц по первому кругу US Open

«Скоро ковер будет сдернут. Сделает это, скорее всего, сам президент. Времени не останется. И все это выйдет наружу. Нам будет забавно, страшно, но, может быть, и полезно это понаблюдать. И даже поучаствовать в каком-то смысле. Это будет время для политики. Когда от нас что-то может зависеть».

Соловей назвал персоналии, которые, про его мнению, могут принимать участие в «грызне»: «Шойгу, Игорь Иванович Сечин, Мишустин, Дмитрий Патрушев». Соловей пояснил, что он не оговорился, речь идет о сыне Николая Патрушева.

«Дмитрий Медведев тоже совсем не потерянная еще в этом плане фигура… Но есть и те, кто не на виду, и я не знаю, кто именно это. Но такие люди есть. Еще два или три человека. В общем, в списке около дюжины».

 

«Списали Медведева напрасно. Исходя из того, что он кажется слабым, но на самом деле слабость – это его достоинство. Представьте себе ситуацию клинча, когда все противоборствующие группировки после ослабления Владимира Владимировича или его ухода вступают в конфликт. Они останавливаются на промежуточной фигуре. Вот такая фигура Мишустин и такая фигура – Медведев. Что касается его ухода в Конституционный суд – почему бы и нет. Это сколько лет уже обсуждается. Тем паче что он все-таки юрист».

Соловей обратил внимание на некоторое «очеловечивание» в СМИ Сергея Шойгу и подчеркивание его таланта художника: «Пишет красками и словами на холсте… Это расширение образа…»

Соловей назвал прозвища, которыми именуют Путина люди из его окружения: «папа», «Иваныч», «Михаил Иваныч».

«Михаил Иваныч» – так называли шефа контрабандистов в фильме «Бриллиантовая рука».

По мнению Соловья, российская политическая система рухнет через несколько месяцев.

Читать:   Трамп: если Верховный суд признает победу Байдена, соглашусь

» Я говорил в конце прошлого года, что заканчивается последний спокойный год жизни РФ. Что мы вступаем во всеобъемлющий кризис. Я могу сказать, что политическая система, в которой мы сейчас находимся доживает последние месяцы. В следующем году ее уже не будет. И претерпит очень серьезные кризисные потрясения и финансово-экономическая система. Гораздо более серьезные, чем сейчас. К этому тоже надо готовиться».

С  точки зрения Соловья, это не станет повторением октября 1917 или августа 1991 годов: «По счастью для власти значительная часть будет занята проблемой выживания. Как занята сейчас. Не будет никакой гражданской войны, хотя без крови и без стрельбы не обойдется. Это уже понятно. У нас будет не так, как в Беларуси. Не так мирно, не так вегетариански. Но демонтаж режима у нас будет осуществляться именно таким образом. Причем инициатором выступят сами элитные группировки… Как только станет понятно, что есть выигравшие и проигравшие – они тут же схватятся не на жизнь, а насмерть и попытаются вовлечь в эту игру общество».

Соловей считает, что речь может пойти о более серьезном сценарии по сравнению с хабаровским сценарием: «Любой серьезный протест в Москве может вызвать общенациональную реакцию. В принципе Россия уже к этому готова».

 Соловей заявил, что крупный бизнес на данный момент занимает выжидательную позицию, обусловленную чувством страха.

«С 2012 года существует специальный отдел ФСБ, который наблюдает за первыми 150 членами списка «Форбс». На предмет их участия или неучастия в политике. И в случае не дай бог участия несанкционированного могут последовать очень серьезные наказания…. ФСБ не интересует – дают взятки, берут взятки. Только одно – чтобы не было политического инвестирования. Так что бизнесу есть чего бояться. Я знаю доподлинно две истории, когда это могло закончиться не просто драматически, а трагически в полном смысле слова. То есть не потерей состояний, а потерей свободы. Речь идет о людях, которые входят в первую сотню списка «Форбс».

Читать:   Лукашенко: держать на границе войска без надобности - недешево

Соловей сказал и об угрозе физической ликвидации тех, кто может быть воспринят властями как политический конкурент.

«Публичность – это то, что все-таки повышает уровень безопасности в России. И повторять то, что делали с Навальным и другими людьми, власть сейчас просто не решится. Внимание будет привлечено к любой трагической случайности. Я знаю, что против одного человека хотели спровоцировать ДТП. Со смертельным исходом. Другого – отравить. Меня тоже хотели отравить. Я говорил об этом еще в июле, еще до этой истории с Навальным. Тогда я просто не мог поверить, что это всерьез. Мне это казалось какой-то фантасмагорией. Выяснилось, что абсолютно серьезно».

 Кстати занятно – и это уже не Соловей сказал – что ни  одного кандидата «от народа»  сегодня и в помине нет.

 

➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/34/37277/-

Источник: newsland.com

Оцените статью
Экономические новости